?

Log in

Записи Друзья Календарь Информация Мой предыдущий журнал. Ранее Ранее Далее Далее
Постсоветская постапокалиптика. Часть III. - Вход Через Выход (In Through The Out Door ©)
zightsev
zightsev
Постсоветская постапокалиптика. Часть III.
Из цикла "На колёсах", часть III. 18 – 19 июля 2015г.

Маршрут: Весьегонск – Устюжна – Ёлкино – Вятка – Лесное – Городок – Лощемля – Малышево – Рамешки – Макариха – Москва.

Команда: d_watson, zightsev

Начало отчёта о поездке здесь: Часть I, Часть II


Оставив славный город Весьегонск таять в дымке за задним стеклом нашей машины, мы понадеялись быстренько промчаться пятьдесят километров до Устюжны по новой асфальтовой дороге, а дорожные рабочие, которые, как нам показалось, уже завершали строительство трассы у Весьегонска, проводили нас взглядами в этот путь, как в последний. Через пару вёрст мы, тормозя юзом, влетели на грунтовку, пригодную разве что для УАЗиков и лесовозов, и поняли, что рабочие там не заканчивали, а начинали. Отечественный навигатор от Яндекса прекратил работу ввиду отсутствия сотовой связи, а буржуйский аналог голосом Дженнифер Саки вещал, что не видит иных вариантов проезда к Устюжне, кроме как через разворот на 180 градусов и дальше 450 километров в объезд Рыбинского водохранилища через Рыбинск, Пошехонье и Череповец. Вспоминая родственников по женской линии всех без исключения дорожных строителей, картографов, разработчиков мобильных приложений и просто абстрактных матерей, мы ехали прямо, как цель, и замысловатыми зигзагами, как способ передвижения. Пять – десять километров в час нашей средней скорости означали прибытие в Устюжну за полночь…







Это была граница, граница областей. Те, кто путешествуют по России на машине, знают, о чём я. Дорога, соединяющая две соседние области, и находящаяся в областном ведении, как водится, бесхозна, и дела до неё никому нет. На карте-то обозначена, но не факт, что существует, с таким мы тоже сталкивались. Сразу за деревней Большое Овсяниково мы пересекли пресловутую границу, о чём свидетельствовал не только соответствующий указатель, но и разительные перемены как в качестве дороги, так и во внешнем виде населённых пунктов. Нам почти перестали попадаться брошенные дома, вологодские деревеньки выглядели крепкими и основательными, в них сразу было видно, что течёт жизнь, бегали ребятишки, паслась скотинка… Дорога тоже стала поприятнее, местами даже встречался асфальт, но ямы в этом асфальте носили катастрофический характер, поэтому грунтовка была предпочтительнее, ибо совершенно точно видела нож грейдера и была весьма гладкой. Местами получалось разгоняться до 60 км/ч, и в Устюжну мы прибыли засветло.





Гостиница «Александровская», что на улице Карла Маркса, где был забронирован наш номер категории «гипер-люкс» за 2800 рублей без завтрака, но двумя полуторными кроватями, представляет собой четвёртый этаж административного здания. На первом – Сбербанк и кафе, заполненное непрестанно гоготавшими девицами и с трудом державшимися на ногах лицами противоположного девицам пола, на втором – студия красоты и магазин бытовой техники, на третьем всё закрыто на лопату. Гостиница, как я понял по контингенту, наполнившему её ближе к ночи, специализируется на приюте тех, кто после посещения кафе обрёл заинтересованное в продолжении существо и в состоянии доползти до четвёртого этажа.







Мы же, кинув вещи в номер, отправились на вечерний моцион. Наша миссия, помимо осмотра красот города, состояла в приобретении какой-нибудь снеди на завтрак, а от ужина, ввиду невероятно плотного весьегонского обеда, мы сознательно отказались, заменив его напитками в кафе под названием «А-Пять». Сие заведение недалеко ушло от предыдущего, описанного мной, возможно, было чуть потише, но всё равно как-то стрёмно.

Шли мы с улицы Маркса на улицу Ленина через Соборную площадь (да, в названиях улиц – вся наша история), и на краю её, у Пожарного садика, обнаружили диво дивное, коим явилась скамья свиданий, один из символов устюженского фестиваля мастеров кузнечного дела. Более всего сюжет этой кованой скамьи напомнил нам муху-цокотуху, а, может, мы чего-то не разглядели…



Доминантой площади является пятиглавый Собор Рождества Богородицы, в котором расположен Устюженский краеведческий музей, закрытый на момент нашего нахождения, поскольку прохождение границы областей заняло ровно в три раза больше времени, чем мы рассчитывали. Перейдя через мост, соединяющий берега речки Ворожи, мы наткнулись на сувенирный, по местным меркам, гипермаркет, однако открыток там не нашли, пришлось довольствоваться мещанским магнитиком.



Аккурат за магазином притулились развалины церкви Воскресения Христова в Зарядье. Судьба этого храма не оригинальна: он построен был на месте упразднённого древнего Ильинско-Воскресенского монастыря, стоявшего на левобережье речки Ворожи, в 20-е годы прошлого века его закрыли, потом превратили в кинотеатр, сломав венчающее пятиглавие и ограду, а через 50 лет попросту забросили… И смотрит он теперь пустыми глазницами оконных проёмов на постапокалиптические картинки устюженского быта.



Жизнь в городке течёт себе, словно несомая неспешным течением Мологи, совсем старые дома естественным образом ветшают и разрушаются, те, что были новыми в советские времена, состариваются, яркие коробки супермаркетов заполняют пустыри, а временные конструкции магазинов поменьше – любое другое свободное пространство. Нет средств, сил, времени, а в первую очередь – желания восстановить красоты города. Так всё и течёт – река, пьяная молодёжь, дыры в асфальте, заколоченные окна, мужички у бани, купола, и Ленин, такой молодой, застывший будто в замысловатом па какого-то ритуального танца, возвышается над этим течением.

































Пока совсем не стемнело, мы бродили по улицам, а когда под ночным небом окончательно восцарствовали кровососущие насекомые, сели в номере коротать вечер с копчёным чаем и остатками виски.

Под утренним дождиком мы окольным путём (по Р8) двинулись домой, не переставая поражаться открывавшимся видам и качеству дорог. Из Вологодской, краем зацепив Новгородскую, попали мы в Тверскую область, увидев по дороге Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Ёлкино, а вернее то, что от неё осталось после разрушения купола и колокольни и использования в течение семидесяти лет в «культурных целях», колоритный сельский дом культуры и Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы в Вятке, свежевозложенные цветы к подножью бронзового Ленина в Лесном, и там же архиживописный мостик через Высочинский ручей.





















Чуть дальше, близ населённого пункта Городок, установлен памятник покорителям Нечерноземья в виде самого настоящего гусеничного трактора с плугом на постаменте. Что поразило – на этом памятнике, находящемся на приличном удалении от центров цивилизации, нет никаких следов вандализма, напротив, он украшен цветами, пусть и пластиковыми!



В деревне Спирово мы остановились, чтобы запечатлеть неизвестную часовню, а в селе Лощемля - Церковь Михаила Архангела.





Далее на нашем пути оказался посёлок Малышево и одноимённая станция Октябрьской железной дороги. Там мы застали отправление медленного поезда и осмотрели закрытый вокзал времён, кажется, ещё военного коммунизма.









На этом достопримечательности закончились, если не брать в расчёт немногочисленные въездные знаки монументального вида, безбрежные заросли борщевика, да памятник дедушке Ленину в Рамешках.









Путь домой воскресным вечером представлял собой логичное продолжение выезда из Москвы в пятницу, с заторами, светофорами, проклятиями и матюками, что, однако, не могло испортить впечатления от одного из самых грандиозных, и уж точно, самого концептуального нашего автопутешествия!

Tags: ,
Местоположение: Russian Federation, Москва

Оставить комментарий